Sinelnikov AS

Генеральный директор авиакомпании «Ижавиа» Александр Синельников дал специальное интервью «Бортовому». Рассказал, как «Ижавиа» пережила небывалый кризис в авиации, как зарабатывала в отсутствие регулярных рейсов и о том, что в эпидемии нашлись и плюсы для компании. 

— Насколько снизился пассажиропоток на регулярных рейсах? По марту — апрелю данные уже, наверное, есть?

— В 16 раз. На 1600 процентов.

— А в абсолютных цифрах? 

— Фактически до нуля. На сегодняшний день регулярная лётная программа в компании «Ижавиа» приостановлена до начала лета ввиду отсутствия объективной необходимости её выполнять. Мы сохраняем производственную мобильность, если вдруг нужно будет кого-то увезти или наших сограждан привезти, у нас всегда готов самолёт. Он находится в состоянии лётной годности, есть дежурные экипажи. Но регулярная программа остановлена. 

— Это в голове не укладывается, то есть вы сегодня никого не возите? Совсем никто не летает?

— Да, пока так. Конечно, есть те 10–20 человек, которые даже сейчас летали бы. Те, кто даже в текущих условиях сохраняет деловую мобильность. Мы понимаем, что отмены рейсов им не помогают в этой ситуации, но для нас это вопрос буквально жизни и смерти. Потому что они, к сожалению, экономику рейса сделать не могут. 

Авиационная отрасль одна из самых пострадавших. У нас большой штат и серьёзные затраты на содержание имущества, которые мы не можем просто так взять и сократить. Аэропорт должен работать, принимать самолёты, лётная готовность должна сохраняться и т. д. 

— Плюс в одночасье множество людей отменили свои поездки и обратились за возвратом…

— Да, эта ситуация тоже была беспрецедентной и потребовала от нас столь же беспрецедентных ответных мер. Например, мы дали возможность всем пассажирам обменять свои билеты на любой рейс до конца года. Независимо от того, возвратный был тариф или нет. Объективно нашей вины в приостановке полётов не было, но не было и вины пассажиров. Поэтому мы взяли на себя часть их рисков. И мне кажется, это взаимовыгодное решение. Например, вы купили невозвратный билет за 999 рублей. Не полетели. Если мы вернём вам эти деньги, вы сможете купить на них новый билет? Однозначно нет. Потому что в настоящее время стоимость перелётов растёт. Закон «обратной экономики»: пассажиропоток падает, а зарабатывать деньги всё равно надо. Поэтому не лучше ли воспользоваться возможностью обмена и полететь в тот же Питер или Москву, например, осенью?

— Каков ваш прогноз на летний сезон? Ожидаете снижения спроса на летние направления или, наоборот, повышения в связи с тем, что многие откажутся от загранпоездок?

— Мы ожидаем повышенный спрос на южные направления. Во-первых, авиаперелёты традиционно быстрее, безопаснее и в конечном счёте экономичнее. Во-вторых, понятно, что из-за пандемии и её последствий сообщение с другими странами будет существенно ограничено. Понятно, что экономики всех стран взаимосвязаны в плане туризма. Но правительства благоразумно считают, что жизнь людей дороже. Для кого создавать экономику, если население будет болеть и умирать? И третье: мы по статистике продаж видим, что масса людей планировала весной среднесрочные поездки — очевидно, для отдыха. Вероятно, они всё-таки захотят их осуществить, тем более мы предоставляем такую возможность. И скорее всего, сезон этого лета будет сезоном коротких отпусков. Люди будут стараться переносить свои выходные дни, забирать пятницы и понедельники и уезжать на море по коротким программам. Никаким другим транспортом, кроме самолёта, такое осуществить невозможно. 

Вот из этих трёх факторов складывается большой отложенный спрос на летнюю программу. Это же, видимо, понимают и на Черноморском побережье. По нашим данным, там уже выросла стоимость бронирования: недвижимость, которая в прошлом году арендовалась за вполне приемлемые деньги, в этом году ощутимо дороже. А ведь сезон даже не начинался!

— Но состоится ли вообще курортный сезон, если Крым и Краснодарский край не «откроют»?

— Конечно, гарантировать что-либо сейчас никто не возьмётся. Как показали последние события, случиться может что угодно. Но, учитывая своевременность принятых мер и то, как протекает эпидемия в России, надеемся, что всё обойдётся. Курортный сезон очень важен для Краснодарского края, и особенно для Крыма. Если мы не полетим туда летом, будет сложно, но переживём. Но если в Крым вообще никто не приедет отдыхать, это будет по-настоящему тяжёлая ситуация для экономики региона. 

— Как «Ижавиа» борется с кризисом в авиаперевозках — как сократили затраты, как зарабатываете?

— Нам во многом легче, чем другим авиакомпаниям. Тот факт, что мы «маленькие», сыграл в данных обстоятельствах в плюс. Нам проще перестроиться, изменить бизнес-модель на время, чтобы потом так же быстро вернуться к прежней. Поэтому весь комплекс мер, принятых как властью, так и менеджментом компании, дал почти мгновенный эффект. 

Как и другие системообразующие предприятия, мы получили поддержку — и по региональным, и по федеральным программам. Но при этом максимально оптимизировали внутренние расходы. Так как нагрузка на трудовой коллектив снизилась, мы без ущерба для основной деятельности смогли отпустить на больничный всех сотрудников, которые относятся к категориям повышенного риска. Таким образом сняли часть нагрузки с фонда оплаты труда — больничные оплачиваются из ФСС. Все сотрудники, которые могут работать удалённо, были отправлены на «удалёнку». Мы продолжаем платить зарплату, но при этом сохраняется часть ресурсов: мы тратим меньше воды, электричества, бензина и т. д. Экономия за счёт этого значительно больше, чем можно было предположить. Например, для перевозки сотрудников из города и обратно мы заказывали у подрядчиков большой автобус, а сейчас обходимся собственным. Мы нашли баланс, который позволяет содержать персонал, не уходя глубоко в убытки. 

Естественно, мы на этот период оптимизировали расходы на лизинг воздушных судов и отказались от фрахта «боингов», на которых просто некого возить. Вместе с тем мы нашли партнёров, которые не просто предоставляют нам воздушные суда («яки»), но и загружают их работой. Мы же в свою очередь обеспечиваем их экипажами и обслуживанием. Кроме того, мы обнаружили, что в стране резко вырос спрос на грузовые авиаперевозки. Поэтому прямо сейчас свой Як-42 переоборудуем под «грузовик» — будет возить грузы по всей стране, зарабатывать деньги. Плюс чартерные программы, плюс деньги, которые аэропорт зарабатывает на обслуживании рейсов, — пусть мало, но самолёты продолжают летать. Таким образом, с учётом господдержки мы избегаем серьёзных убытков. Даже, как видите, решили использовать накопленные средства и время минимальной нагрузки для реконструкции входной группы — сделаем её к старту летней программы удобной и просторной.

— Как быстро вам удастся восстановить объёмы перевозок?

— Очевидно, что план по росту в этом году мы уже вряд ли выполним, — три месяца «на нуле». Но вместе с тем мы сможем выйти на рабочие объёмы довольно быстро. Как только возобновится деловая активность, люди продолжат летать, как и прежде, а возможно, что и чаще. 

Южная программа — это отдельный разговор. Мы в этом году её уже сократили, насколько это возможно: будем летать исключительно из Ижевска и только в Сочи, Анапу и Симферополь. Сосредоточимся на этих городах, обеспечим хороший сервис. 

— Этот «отложенный спрос» — это только интуиция или есть какие-то материальные обоснования?

— А вы в этом году вообще не пойдёте в отпуск? Не думаю, что для многих людей период самоизоляции заменит полноценный отдых. На самом деле у нас же огромная страна с невероятным количеством интересных и просто очень красивых мест. Даже не выезжая за пределы республики, можно совершить настоящее путешествие. Так что, если не юг, то можно поехать на Балтику, в Санкт-Петербург, в Москву, по Золотому кольцу, в Сибирь. Мы сейчас рассматриваем развитие других туристических направлений: озеро Байкал, Карелия. Раз уж такой год выдался, то лучше посвятить его внутреннему туризму, нежели собственной квартире. 

Интересно, что, когда только начали вводить ограничительные меры на посещение заграницы, мы заметили небывалый всплеск продаж на Санкт-Петербург. Москва была уже полностью отменена, а Санкт-Петербург летал. По два раза в неделю и с очень хорошей загрузкой в обе стороны. Люди летали вместо условной Пизы в Питер. Ничем не хуже, кстати. Тем более что расписание у нас очень удачное. Можно в пятницу вечером вылететь и ещё в светлое время суток долететь. Там: вечер пятницы, целый день в субботу и до обеда в воскресенье. В шесть часов вечера уже дома в Ижевске. Очень удобно.

— Планируете ли вы возвращение к фрахтованию самолётов большей вместимости? И остаются ли планы по покупке собственных воздушных судов?

— У нас есть надёжные партнёры, с которыми мы уже выполняли осеннюю программу. Есть оформленные договорённости с партнёрами, с которыми мы пока не работали масштабно, но разовые рейсы пробовали выполнять. А ещё, разумеется, имеются планы приобретения собственного воздушного судна в лизинг. И вот для этого ситуация на рынке самая благоприятная. Если 3-4 месяца назад спрос на авиатехнику был огромным и свободных судов на рынке практически не было, то сегодня ситуация перевернулось: авиакомпании банкротятся, лизингодатели возвращают самолёты, стоимость авиатехники падает, эксплуатационные расходы падают. Мы сегодня получаем предложения, ещё полгода назад немыслимые по ценовой привлекательности. У нас есть очень надёжный партнёр, с которым мы заключили уже не одну сделку, проверили друг друга в бою. Это удмуртская компания «УралБизнесЛизинг». Все прекрасно понимают, что в авиакомпании «Ижавиа» сразу после снятия ограничительных мер процесс восстановления пойдёт намного быстрее, чем в других. Мы планируем восстановиться практически мгновенно, потому что как таковых убытков мы сейчас не генерируем.

— По итогам года будет прибыль, как обещали, или уже не получится?

— На самом деле мы уже прошлый год завершили с прибылью. Наш баланс показал небольшую — всего 200 тысяч рублей — но всё-таки прибыль. Мы многое оптимизировали, но главное — начали летать на современных самолётах, и экономика тоже полетела.

— Но это уже в самом конце года произошло — в декабре?

— В октябре — ноябре. Но перед этим мы проделали большую работу. Мы разорвали или пересмотрели все невыгодные договоры, повысили эффективность выполнения регулярных рейсов на имеющихся судах, привлекли партнёров в аэропорт — компанию «Аэрофлот», за счёт чего повысили в том числе и собственный пассажиропоток. А переход на выполнение рейсов на «Боинге 737-800» стал вишенкой на торте — низкий сезон стал приносить доход. Конечно, если бы у нас была возможность, читайте — допуск к данному типу, в начале года, результат мог бы быть лучше.

— В этом году так и было — начало года вы отлетали на «боингах» компании «Нордавиа», а потом «пандемия»…

— Да, 29 апреля должен был лететь первый рейс, выполняемый совместно с другими партнёрами и на несколько других условиях.

— Что за условия?

— С компанией «Нордавиа» мы работали так: мы говорим, куда лететь, они летят. Они сами планировали самолёт, у них были свои пилоты и свои бортпроводники. 

С новыми партнёрами договорились летать совместно: сами планируем, используем свои экипажи. Мы же успели переучить собственных пилотов для управления воздушными судами типа Boeing 737. И бортпроводников учим. Так что у нас есть теперь полноценная вторая эскадрилья для работы на современных воздушных судах. К сожалению, вмешался коронавирус. Но наши планы не изменились, а просто отсрочились. 

— А что за новый партнёр?

— Не могу сказать, пока не начнём работать. 

Давайте снова вернёмся к самому больному для пассажиров вопросу — возврат билетов. Кто может вернуть, кто — обменять?

— Ситуация этого года, мало того что уникальная по количеству отменённых рейсов, но и совершенно нетипичная для практики авиаперевозок. Дело в том, что в отмене не виноваты ни авиакомпания, ни пассажиры. И форс-мажором пандемия тоже официально не признавалась. На мой взгляд, выйти из неё без финансовых и моральных потерь стороны могут только через компромисс. Этот компромисс, с нашей точки зрения, заключается в том, что мы предлагаем пассажиру право на перенос даты своего полёта на любой день до конца года. Разумеется, деньги за возвратные билеты мы возвращаем на оговорённых условиях. С невозвратными сложнее — рассматриваем каждый случай индивидуально и в особых случаях тоже возвращаем. Но, на мой взгляд, возможность улететь в любое время куда привлекательнее. Например, мы много продали билетов по промо-тарифам — 999 рублей в среднем. И вот сравните: «билет в Москву с открытой датой» или «999 рублей». Несопоставимые вещи! А мы вдобавок даём возможность несколько раз дату поменять. 

— А если я не знаю, когда хочу полететь?

— Определитесь позже — никто вас не торопит. Пока не определитесь, ваш билет — ваучер на полёт в любой день. 

— Но билетов на выбранную дату может и не оказаться…

— Может. Поэтому всё-таки определиться лучше заранее. Кстати, если вы вернёте деньги, то не факт, что сможете потом вообще купить билет. Простая логика — к обычному проценту загрузки равномерно добавятся все те, кто полёт перенёс. И их немало. 

— Какая статистика обмена-возврата?

— Около 60–70% пассажиров — это сильно зависит от рейса (на некоторых и 80%) — дату меняют сразу. Примерно 10–20% — уходят подумать «в режиме ваучера». И не более 20% настаивают на возврате денег. 

Возвращаете? 

— Возвращаем, но понятно, что сейчас этот процесс сильно растянулся по времени. Во-первых, из-за того, что количество обращений одномоментно выросло в сотни раз: с 200 в год до 200 в сутки. Примерно такой масштаб. Во-вторых, многие билеты проданы не нами, а нашими партнёрами, которые, как вы понимаете, продают не только нас, и у них объём обращений вырос уже в тысячи раз. Но пока человеку деньги не перечислены, он может воспользоваться правом на обмен билета. Даже если заявление уже рассмотрели и одобрили. Пока деньги не пришли, можно всё переиграть. 

— На горячей линии у главы республики люди жаловались, что не могут вернуть билет. Вы разбирали эту ситуацию?

— Помню этот случай, и, конечно, разбирали, я им звонил лично: семья, у них путёвка аж на 12 августа, билеты по промо-тарифу. Боятся за детей. Понимаю — сам четырежды отец. Но с другой стороны, до августа времени ещё много. Может быть, подождать? Для нас никакой проблемы вернуть деньги за эти билеты нет. А вот сможете ли вы купить их снова по той же цене? Маловероятно! Сможете забронировать отель по старой цене, если отмените? Нет. Сдать билет сейчас в данном случае — однозначно лишить себя отпуска. Как только юг откроют, цены вырастут. Спрос будет бешеный, количество предложений ограниченно. Курорты же не резиновые. Количество рейсов тоже ограничено. А отказаться от билета в этом году можно просто в любое время — решение мы уже приняли, пользуйтесь. 

— А многие ли с вами согласны? Много случаев возврата билетов на южные направления?

— Единицы буквально. Три-четыре. Многие интересуются обменом на более поздние даты, но так, чтобы отказывались совсем, очень мало.